February 26th, 2013

Как именно крали Диму Яковлева и Максима Кузьмина, чтобы продать американцам.


Много написав о необходимости запрета усыновления за границу, вчера я сумела сложить
страшный пазл под названием «усыновление погибших мальчиков из псковского детского дома»,
получив возможность на съёмках «Прямого эфира с Михаилом Зеленским» пообщаться с роднёй детей.
Начитавшись воплей профессиональных блогоистеричек, буду говорить только с точки зрения норм закона.

Мать Максима - Юля Кузьмина инфантильная молодая деревенская женщина, выросшая в пьющей семье
и на тот момент бесправная в своём деревенском жилье, куда не могла даже прописать детей.
В 20 лет она рожает Максима от персонажа, который вскоре садится в тюрьму. Через год Кирилла -
от неизвестного истории персонажа. Ездит в город на случайные заработки, оставляя детей пьющей
матери, выпивает сама. Опека при этом не помогает ей обустроить дом, сделать в нём хотя бы
электричество,не занимается терапией семьи, а начинает целенаправленную охоту за красивыми мальчишками.

Однажды, вернувшись из города, Юля узнаёт, что сотрудники опеки забрали у её матери детей и поместили
в больницу. Она бежит туда, но к собственным детям в больницу пускают всего дважды.
Главный врач говорит, что ему запретила опека. То есть, ещё до лишения родительских прав матери
отказывают в праве увидеть детей потому, что на них уже есть иностранные покупатели! Юля получает
повестку в суд, приходит, и её бегом лишают родительских прав, а свидетелями обвинения идет опека и участковый.
Особенно мило,что по поводу лишения родительских прав на Кирилла, учитывается письмо отца Максима
из тюрьмы о том, что Юля плохая мать.

После суда сообщают, что дети теперь живут в Пскове у каких-то хороших богатых дедушки-бабушки.
Юля пытается найти детей, ей даже дают телефоны «дедушки-бабушки», но по телефонам ничего понять не удаётся.
Да и как понять, если дедушка-бабушка забрали детей не в Псков, а техасскую деревушку.
Лишить родительских прав, да ещё так скоропостижно, да еще, не доказав угрозу жизни детей, закон не позволяет.

Ребенка при ненадлежащем уходе обязаны забрать в детский дом и помочь матери встать на ноги.
Если ребёнка забирают у человека пьющего, его обязаны поставить на учет в наркологический диспансер.
Но даже если доказано, что мать или бабушка применяла насилие, не кормили, отказывали в медицинской
помощи, чего в нашем случае не было, закон требует в первую очередь передачи в российскую семью.

Глава местной опеки на программе Михаила Зеленского убеждает, что они разместили на портале данные о мальчиках,
и от них в рекордно быстрые сроки отказалось 6 российских усыновителей. И это при том, что теперь на подросшего
Кирилла, только увидев его по телевизору, официально подали заявки 12 российских семей!

Сегодня, когда начали копать законность усыновления этой опекой и её начальством, подписавшим «путевку в смерть»
Диме Яковлеву и Максиму Кузнецову, лавиной появляются журналистике расследования о том, какая плохая у Юли
семья и как правильно было отправить их в Америку. А с утра все первые полосы заняты пьяным дебошем Юли в поезде.
Вчера на программе она тряслась от страха, в поезде напилась и пообещала скормить пассажиров рыбами в Чудском озере.
.. Понятно, что это событие федерального масштаба, и ещё понятней, кто организует пиар-компанию 23-летней
деревенской женщине, у которой украли детей на продажу.

Диму Яковлева и его брата забирали также. Мамаша отказывалась от всех троих в роддоме, и их со скоростью свиста
выставляли на торги. Старшую Свету задержали в детской больницы на неделю, и бабушка по отцу успела её выхватить
из лап торговцев. Когда она пришла за Димой, ей сказали в опеке, «куда лезешь, старая, будешь права качать, мы у тебя
и Свету заберем!». А за последнего внука, отправленного в Израиль, она и побиться не успела - отдали со скоростью звука.
При этом каждый раз подделывали её подпись об отказе от мальчиков. Невестку-кукушку она презирает, а с живущим с ней
сыном прекратила общение. За то отвоёванная у опеки Светочка - её гордость, умница, красавица, отличница.
Не отвоёванный Дима зажарен американцем, а про израильского внука у неё нет никакой информации.

Как верно отметила глава опеки на программе «все медицинские справки родители получили в России». Кто бы сомневался?
Оцените по фотографии вес усыновителя, зажарившего Диму Яковлева в машине.

В Америке человек с подобной стадией ожирения лишен права усыновлять. Там хитрая история с «эпидемией ожирения»,
актуальной для большей части населения. Ожирение такой стадии в общем-то инвалидность, стоимость расходов на лечение ожиревших людей превысило расходы на лечение последствий курения. Но при этом им не дают инвалидность, чтобы они
не могли потребовать «доступную среду» - переделывать кресла в самолётах, театрах, ресторанах, укреплять разламывающиеся
под ними унитазы и т.д. Короче, инвалидность не дают, но и усыновлять не дают, считая, что такой человек не может
обеспечить безопасность ребёнку. И, как мы с ужасом увидели, совершенно правы.

И после этого посмотрите на усыновителей Максима Кузьмина и прикиньте, сколько папаше лет, точно за шестьдесят.
Российскому усыновителю ребенка такого возраста, если он не родня не дают в принципе? Никогда в жизни!
А иностранцу за его деньги всё, что есть в меню. В техасскую деревню Максима и Кирилла привезли в октябре 2012 года,
а 21 января Максим умер. Респектабельной американской семье понадобилось всего 4 месяца, чтобы угробить ребёнка,
а у пьющей родни он, как ни странно, был жив-здоров.

Вопли по поводу дипломатических щелчков вообще возбуждают только тех, кто не способен сложить 2 и 2.
Мальчик умер 21 января, никто не сообщил об этом в Россию, если бы не встряли журналисты The Dallas Telegraph, история растворилась бы в тишине, как растворяются сотни таких историй. О том, почему ребенку с компенсированным пороком
сердца давали «Риспердал», как-нибудь напишу отдельную статью, сейчас суть не в этом преступлении, а в параллельном.
Суть в том, что дело стало политическим, а, значит, у нас очень мало шансов узнать правду от американских патологоанатомов.

Через сколько дней мир узнал о патологоанатомических подробностях убийства Преториусом своей подруги?
Правильно - через два дня. А теперь ответьте себе на вопрос о том, почему американские патологоанатомы не могут установить причину смерти мальчика с 21 января? Нет результатов экспертиз и даже вскрытия?
Два месяца труп ребёнка лежит в холодильнике, и его никто не исследует?

Теперь, для не помнящих родства. Когда в 91-ом банды торговцев детьми бросились в Россию,
система детдомов стала герметичной. Я, как обозреватель «Общей газеты», пыталась проникнуть в московские детдома,
говорили, только с разрешения РОНО - когда там всё причешут, помоют, а детям заклеят рты. Когда я в 2003 году безуспешно баллотировалась в Уполномоченные по правам человека, впервые поставили вопрос о создании института
Уполномоченного по правам ребенка, наделенного правом войти в любое детское учереждение по тревожному сигналу.
Потому, что зайти до этого было невозможно, как сегодня в тюрьму.


Система детдомов торговала детьми и сама себя при этом контролировала

Кто сегодня делает тупые вбросы про французскую жизнь Астахова, не имея интеллекта или желания нагуглить, что эти фотки
сделаны после рождения его третьего ребенка летом в 2009-го. Тогда Уполномоченным по правам ребенка был Алексей
Головань, а Астахова назначили на эту должность только зимой. Кому важно врать? Тем, кто либо торгует детьми, либо
«американской мечтой», либо тем, кому первые и вторые взлохматили мозги. И, любопытно, почему, если вся эта аудитория
борется с коррупцией во всех остальных областях, почему ей так мила коррупция в самой подлой области, в области торговли детьми?


Мать Максима Кузьмина опровергла сообщение, что ее сняли с поезда: "Это не правда. Я уже слышала, что такое говорят.
Мы нормально доехали в Псков на поезде из Москвы. Он пришел в 07.30, потом мы на такси из Пскова приехали в Гдов.
Правда всю дорогу за мной по поезду ходил мужчина, который снимал меня на телефон и ноутбук.
Пошел за мной в вагон-ресторан, даже до туалета шел", - рассказала мать братьев Кузьминых.



Как я и написала утром, вокруг Юли Кузьминой начинается заказуха. И понятно, если всё время рассказывать, какая она плохая
можно отвлечь от тех, кто незаконно продал её сыновей и Диму Яковлева.

Источник: http://nezavisroditeli.ucoz.ru/blog/kak_imenno_krali_

Помните бывшую крановщицу Надежду Фратти, что вывезла в Италию больше чем 1200 детей?
Из этих детей потом нашлив Италии только 5.
Но Волгоградский областной суд её прикрыл - дал условно. Хочется верить, что те времена прошли.
Вот она, если кто забыл.

Справка:   1200 пропавших детей

Приговором Волгоградского областного суда от 2010 г. Надежда Владимировна Фратти признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ. Назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком четыре года.

Получив условный срок, Щелгачева-Фратти скрылась за пределы Российской Федерации. На данный момент её точное местонахождение неизвестно.