July 31st, 2015

Почему война неизбежна - или подробности о взглядах и убеждениях англосаксов 2.

О расовой иерархии я рассказал - это одна из основных.

Социальный дарвинизм - я уже более-менее раскрыл: что жизнь - это борьба, сильный побеждает.

Культурный дарвинизм - этот тот же самый социальный дарвинизм, распространённый на нации, уже не на отдельные социальные группы в обществе, а нации.

Индивидуализм. Мы все знаем, что такое индивидуализм: он воспевается - самодостаточная, сильная личность, ни в ком не нуждается, полная свобода. Мы все восхищались этими героями, ковбоями: "Ну, такие ребята!"

Исключительность мессианства - я уже немножко затрагивал. Мы - исключительная нация, богом избранная изначально. Если вы даже меня здесь не попросите, я сам на этом немножко остановлюсь. Дело в том, что эта концепция шла от евреев, и ещё раньше даже от персов. Но она воспринята была: что вот есть богоизбранная нация, которая в связи с этим православием очень хорошо вписывается. Ведь пуритане кто были? Мало того, что они были протестанты, они ещё были как бы самые, самые фанатичные, чистые, pure (чистый, непорочный). Они были совершенно моральные, они не пили вино, водку, с женщинами только для детей - в общем, моральные, хорошие люди. И вот они-то были одними из основателей, то есть там была ещё одна ветвь mercantile (торговый, коммерческий), те, которые за деньгами приезжали, а эти приезжали за религиозной свободой. Пуританство оказало колоссальное влияние и до сих пор упоминается всеми президентами Соединённых Штатов, начиная от Рейгана, как "наши пуританские корни". То есть это высшая религиозная группа, секта, среди этого самого православия, то есть для них quakers, квакеры были уже не такие.

Пуританство - это миссионерская секта самого из самого по своему происхождению. И вот эти секты, тысячи сект, которые рождаются, они все имеют эту особенность: своей особенности, своей миссии, своей избранности, своей обязанности, миссионерской деятельности. Протестантская религия является самой миссионерской религией в мире. Ни у кого нет столько офисов, отделений по всему миру, как у протестантов. Примерно шестьдесят с лишним процентов всех миссионерских миссий - протестантские, не католические даже, а протестантские.

Ещё одна особенность - разум и эмоции. Цивилизованный человек - тот, который полностью контролирует свои эмоции. Вот я явно не цивилизованный. При всей моей логике, образовании я всё-таки слишком эмоционален для англосаксов, дефективный. Разум против эмоций.

Красота против аскетизма. Их религия и вся их основа построена на аскетизме. Посмотрите на их церкви - сарай со шпилем. А посмотрите на наши церкви - везде красота, роскошь, божий дом, это какая-то модель мира, модель рая. Очень серьёзное различие между англосаксонской и многими, многими восточными, в частности нашей православной религией.

Удивительная различность - дихотомичность мышления. Когда весь мир разделяется на чёрное и белое, добро и зло, правое и левое. Ведь не так совсем давно наш президент Буш, который начал войну, сын, говорил: "Кто не с нами, тот против нас". Но он же был настоящим фундаменталистом, он второй раз родился, после того как он пил, гулял, потом он родился, стал моральным, стал этим фундаменталистом. Это поразительное явление, оно недооценено всеми нашими академиками. Почему? Потому, что это против самой природы, которая состоит из множества оттенков, красок. И вот это упрощение всего на чёрное и белое, добро и зло, дьявол и Христос, что между ними нет серого, а если есть это серое, то это обязательно скрытый дьявол, потому что дьявол проникает, маскируется. Когда Россия вдруг стала демократической, вот эти люди, фундаменталисты, вы думаете, они в это поверили? Они были в некотором замешательстве, а потом сказали: "О, нет, это тот же самый дьявол, только закамуфлировавшийся под демократию". Это всё сидит в подкорке - дихотомичность мышления.

Замечательная тема - американский герой. Посмотрите, сравните его с нашими героями, которые добрые, сильные, которые служат своему community, обществу. Американский герой - он спасает, он борется со злом, которое в чёрных шляпах (он в белой шляпе, они в чёрных шляпах), он с ними борется, он побеждает. Но ему наплевать на этих людей, которых он защищает, он не хочет быть с ними, он не хочет осесть в их обществе, он их презирает, потому что они слабаки, они сами за себя не могут постоять. Он презирает их законы, то, что они привязаны к земле, то, что они привязаны к семье. У него кроме лошади нет более близкого человека, ах, да, ещё кольт есть. Это асоциальный тип, который устанавливает собственные законы, который не подчиняется мировым, у него есть собственная шкала ценностей, и вот он её защищает, убивает всех плохих bad guys (плохой парень), плохих в этих чёрных шляпах.

А наш герой - он самопожертвование, он ради общества, ради человечества, ради людей, он готов жертвовать своей жизнью. Этот не жертвует своей жизнью - он стреляет, он уверен, что он победит, и он всегда побеждает. Не дай бог, ему бы сказали: "А ты пожертвуешь себя ради вот этого?"

- "Да что вы! Вот ради этих?"

- "Ну, извините".

Любовь к войне. У нас война - это несчастье, самое большое несчастье, горе это. Я могу привести поразительные цитаты, как генерал Паттон (Patton), один из самых таких, который сделал прорыв, усидел под немецкой бомбёжкой, потом сделал прорыв. Он пришёл на поле боя - там искорёженные тела, люди умирающие, лежит раненый офицер - он к нему наклонился, посмотрел на него: "God, I love it!". Понимаете, ему нравится эта война, он чувствует себя мачо, человеком, он чувствует себя вот этим героем! Это так вписывается!

Вы можете себе представить русского генерала, который бы пришёл, посмотрел на весь этот ужас, (вспомните нашего Толстого), чтобы он посмотрел и сказал: "Боже, я люблю!"? Но у них то же самое говорил George Washington: "I love it! I love it!" Теодор Рузвельт был фанатик в этом смысле, совершеннейший идиот в этом смысле.

Очень важная вещь - это элитизм и социальное неравенство. Англосаксонская модель построена на неравенстве. Они провозглашают равенство в своей Конституции, но её суть-то вся построена на этом бесконечном неравенстве. George Washington был самым богатым человеком Америки. Они в своей историографии говорят, что "один из самых богатых", - ничего подобного, он был самый богатый! Он продолжал земли захватывать, уже, когда был президентом, когда за ним стояла армия, его Continental Army. Когда восстали фермеры, он пришёл и подавил их. Он был богаче Билла Гейтса в сегодняшнем понятии в десять раз, и они это скрывают! Я собирал эти данные по множеству, множеству книг с помощью современной техники browser (навигатор), которая помогает. Они об этом не говорят, так, "десять" проскальзывает. Он был самым богатым! Умирал - и продолжал, до последних дней своей жизни продолжал накапливать, выжимать деньги, создавать своё состояние.

Вот вам материализм, во-первых, немыслимый в нашей культуре, заложенный отцом-основателем, их идолом, одним из последних, который остался. Ещё Линкольн, правда, есть, кровавый диктатор. Но вот его материализм и это социальное неравенство, кто-то говорит: "Вот, во времена отцов-основателей какое-то равенство…" Какое к чёрту равенство! Оно было ещё большим неравенством, чем оно есть сегодня.

Отношение к природе. Что природу надо эксплуатировать - это понятно.

Протестантизм. Я немножко упомянул об этом, но я хочу сказать, что индивидуализм, который воспевается во всех этих ковбоях, - ведь он имеет тоже протестантские корни, потому что протестант он общается с богом непосредственно, у него вот есть "мобильник", и он с ним говорит. Так сделал George Bush: ночью поговорил с богом и утром объявил людям, что он начинает этот крестовый поход против неверных в Афганистане. Он посоветовался с богом, получил его благословение. То есть это идёт не через церковь и не через иерархию – на прямой контакт с богом. Ему не нужны все эти cleric, священники.

Американская мечта. Это как можно большая аккумуляция имущества, денег, земель. Вот этих земель, которые насобирал George Washington, было достаточно, чтобы поселить туда всё население, существовавшее на то время в Америке, всем раздать по шестьдесят акров земли. Вот у него столько было земли, представляете! А он продолжал выжимать из них эти деньги. Американская мечта состоит в том, чтобы построить свой маленький рай - свою маленькую империю.

Очень важное отличие англосаксонской цивилизационной модели (я бы даже сказал, христианской модели в протестантском издании, и оно, собственно, во всём христианстве тоже есть), - этоиспользование Зла во имя Добра. То есть когда мы говорим: "Вот, они используют этих против этих…" С индейцами это было особенно. Использовали этих против этих, потом использовали этих против этих, потом использовали этих против этих – и, в конечном счете, становятся победителями. Это англосаксонская модель, заложенная во время строительства их империи на Британских островах. Они так поступали с валлийцами, потом с шотландцами, и разделили шотландцев на горных и равнинных. Потом этих горных - в Ирландию, подавили ирландцев. Потом там им плохо стало жить - они поехали в Америку, и так далее. Они всё время используют.

В Индии кто занимался строительством британской колонии? Там было семь процентов британских офицеров, англосаксов, а остальные там были - ирландцы, шотландцы, гурки, всякие сикхи и так далее - они всё время делали это другими. Но при этом-то они считали, что и эти evil (зло), и эти evil - это всё низшие расы. Они использовали зло. Это одно из самых удивительных и самых ярких отличительных черт англосаксонского мышления: что Зло надо использовать против Зла. Вы подумайте, как удобно, правда? Это дьявол и дьявол, одного сына дьявола против другого - пусть они друг друга уничтожают.

Ещё одна особенность - это апокалиптизм. Все эти ужасы апокалиптические – про метеориты, все эти взрывы супервулканов, наводнения, потепления, свиной грипп, птичий грипп, кислотные дожди, дыра озоновая и так далее - вот эти все вещи где рождаются? Они все рождаются в Соединённых Штатах! Ну, может быть, что-то из них – "коровье бешенство" родилось в Британии, может быть, и они там зарезали восемь миллионов своих коров. Но в основном это всё рождается. Вы подумайте, все вот эти ужасы, все эти страхи, всё это нагнетание, вот это ощущение конца света, его неизбежность – оно порождается в Соединённых Штатах.

И каковы его корни? Да корни его таковы, что протестантская религия: есть начало мира, есть конец мира. У нас в православии этот конец мира: может быть, приходит Христос и он нам прощает, и даже меня, атеиста, у меня есть шанс попасть на небеса. Ничего подобного в протестантской религии. Там вот эти праведные: по одним подсчётам сто сорок четыре тысячи будут выдернуты, из общества. А все остальные – там будет такое мочилово под названием "Армагеддон", будет такое жуткое мочилово. Там никакого прощения нет.

Удивительная особенность протестантской религии, в особенности её ортодоксальной части: на небесах сидят эти праведники, смотрят вниз, видят, как там в смоле, в костре, в огне мучаются неправедники (все остальные), и балдеют от этого, получают удовольствие. Представляете, какое извращение, какое сознание должно быть, что человек получает удовольствие от мук и страданий других людей! НЕ стоит говорить о различии с нашей.

Вот это конец света, причём очень bloody, очень кровавый: он построил этот мир - этот мир захватил антихрист. Это плохой мир, его надо уничтожить и построить новый. И это имеет религиозные корни, и это имеет и светское продолжение в виде всех этих озоновых дыр, глобальных потеплений и так далее. Человек, вполне не сознавая этого, но веря в то, что есть начало, есть конец, и конец плохой, начинает смотреть на все эти метеориты и на все эти вулканы как на неизбежную приближающуюся катастрофу.

И все эти фильмы, все эти книги продаются сотнями миллионов экземпляров Они их читают, балдеют, идут в воскресенье в церковь - и им опять об этом говорят. У нас этого нет, в православной религии нет. Наша религия говорит о любви, о братстве, друг к другу приходить. Храм - это место любви, взаимопонимания, гармонии между людьми, гармонии с Создателем.

Двойная мораль. Нам всё время говорят: "У англосаксов есть двойная мораль". Неправильно. У них нет двойной морали. У них есть полимораль или амораль. То есть, по отношению ко всем нациям, этническим группам, которые выстроены в эту иерархию, у них есть своя мораль, у каждого, она специфична. За немцами, которые стоят чуть-чуть ниже них, за ними можно следить, их надо держать военными базами, контролировать. Как это говорила Condoleezza Rice: "We are in to keep Germany down and to keep Russia out"- "Мы находимся в Европе для того, чтобы держать немцев под каблуком, а Россию - за пределами".

К немцам своя мораль, к французам своя. Югославов уже можно бомбить: что с ними, они смугленькие, не та религия, к тому же они вообще непонятно кто такие - то ли белые, то ли чёрные. Какая-то непонятная категория - белые или чёрные? По отношению к нам – тоже. Отношение к китайцам просто ужасное у них было. Вот сейчас они меняют его, я думаю, потому что в 1924 году они запретили всех этих азиатов. Как они их только не называли: "они и грязные, они не такие, они полуживотные, на мусорках" - это говорили сенаторы, президенты университетов.

У них мораль строго дозированная, в зависимости от того, где ты находишься. Вот украинцы, которые сейчас начинают провозглашать тоже какие-то расовые эти самые, они воспринимают уже давно отыгранную эту идею расовой иерархии – нацизм.

Я на этом закончу, господа.

Может быть, у вас возникли какие-то вопросы?

Андрей Фурсов: Пожалуйста, вопросы.

Вопрос: Очень структурировано - опишите для меня карту страхов.

Дмитрий Михеев: Карту страхов?

Вопрос: Карту страхов, да.

Андрей Фурсов: Американцев или англосаксов.

Дмитрий Михеев: Если вы находитесь на верхушке иерархии, ваш главный страх, что вас оттуда скинут. Утрата власти, утрата всех привилегий, утрата своего статуса и смысла существования. Потому что англосаксам, в особенности в американском издании, для американцев самый большой страх - это утрата этого статуса, этого права, этой исключительности управления мира. Потому что это единственное, что держит всю эту нацию вместе.

И как только это пропадает, мы говорим: "Ребята, вы же откажитесь же". Мы с ними говорим, так вежливо, интеллигентно: "Ребята откажитесь, это же глупо, чтоб вы такие, особенности". Они не могут отказаться, даже загорелый президент. Почему? Потому что это лишает всего, самой главной скрепы, как сейчас кто-то говорит. Скрепы, на котором держится так называемое американское общество. Оно – это лоскутное одеяло, совершенно распадающееся. Если это у них убрать и Россия - это одна из всех стран, которая не признаёт этой иерархии. Мы говорим: "Да почему это мы здесь? Мы вообще-то признаём равенство этих культур, взаимообогащение. И нет никаких тут особенных исключительных. Пожалуйста, забудьте". Для них это - смертельный message (сообщение).

Вопрос: Ещё.

Дмитрий Михеев: Дальше это уже распространяется. Если вы лишаетесь этой власти, если вы лишаетесь этого статуса, у вас пропадает скрепа, у вас начинается та самая гражданская война гоббсовская внутри общества у них. Это полный развал, полная анархия и так далее. Уже большего страха, чем этот я не знаю. Это - главный страх англосаксонской правящей элиты, которая правит до сих пор, несмотря на то, что прямых наследников где-то 7%. Там больше ирландцев, чем англосаксов, больше немцев по этническому, чем англосаксов.

Страх англосаксонский состоит в потере своей доминирующей позиции, потому что на этом держится вся его идентификация, на этом держится вся его жизнь. Он должен её поддерживать, он должен её устанавливать, он должен стравливать эти bad guys друг с другом, создавать постоянный хаос и выходить в качестве миротворца и так далее. Тем самым опять же удерживать своё. Это самый главный страх англосаксов. Глобализация идёт по этой модели. Все их бизнес-школы, все миссионерские, военные базы, 765 военных баз по всему миру и так далее, - это всё на поддержание этой структуры, этой иерархии.

Казалось бы - безумие тратить такие гигантские средства. Потому что как только… И почему мы опять стали врагами? Потому что в этом условном Армагеддоне борьбы добра и зла, ну нет другого противника кроме России, ну нет. Там, Иоанн Богослов написал, сидя, если он там сидел, в пещере, ему было видение, что с севера двинутся войска, полчища, дивизии страшные под руководством Антихриста в эту долину Армагеддон, которая находится в Израиле, и там силы добра и зла столкнутся. Это будет европеец, это будет с севера, и наверняка Антихрист ещё к нему присоединятся китайцы и прочие, будет великая замечательная битва.

Но основной ударной силой, конечно, это будут славяне российско-православные, армия, возглавляемая Антихристом. Кстати, пока что они Путина ещё не называли Антихристом, странное дело, но не долго осталось, наверное, скоро они уже это сделают. Потому что мы не признаём этой иерархии. Немцы признали, французы признали, итальянцы долго сопротивлялись, но признали, французы больше всего сопротивлялись, - они признали эту иерархию. Китайцы во многом её признали, но сейчас начинают стряхивать, так сказать. Мы её признавали. Вы помните наш комплекс неполноценности?

- "Вот Европа, а мы же такие".

Позапрошлый век возьмите, 19-ый век.

Вопрос: Не было тотальным, конечно, нет.

Дмитрий Михеев: Не было тотальным, но комплекс этот у нас был.

Андрей Фурсов: Комплекс был у пятой колоны всегда.

Вопрос: Да он и сейчас есть.

Дмитрий Михеев: Даже у Горбачёва, даже у Ельцина.

Андрей Фурсов: А кто такие Горбачёв и Ельцин, что они не пятая колона что ли?

Вопрос: Именно у Горбачёва был этот комплекс.

Дмитрий Михеев: Ну да, согласен. Первый лидер, у которого нет этого комплекса мы знаем кто. Человек, который им прямо сказал в лицо. Там они сидели самая верхушка, он им прямо сказал: "Пора отказываться от этой гегемонии переходить к многополярному миру". И нам всем надо ещё избавляться. Я думаю, что эти события, они многих - мы начинаем понимать.

Я, будучи там, живя там и так далее, я на своём опыте, анализировал эти стратегические игры. Я видел их мозги в действии. Я видел, что выходцы из России… Мы создавали специальные группы из русских иммигрантов, из русских мозгов, и из англосаксов - и устраивали стратегические игры. То есть создавали кризисную ситуацию, я их помогал писать сценарии, проводить, анализировать и так далее. Я вам хочу сказать, что эти русские, мозги русские, выходцы из России, они были в пять раз креативнее - я реально всё это видел, анализировал. Я участвовал около двенадцати в таких играх. Но, понимаете, достоинство их. Креативности никакой, примитивное мышление, всегда военное решение, бросьте туда дивизии, сколько надо дивизий, как мы туда их доставим и так далее, - всегда в этом направлении идут мозги. Очень ограниченные, узкие. Мы гораздо более креативнее и они это знают. Но почему я попал туда? Прочитали, увидели.

Андрей Фурсов: Действительно креативнее. Но есть одна вещь, которая во многих отношениях обусловлена в победе англосаксов, эта вещь проявилась в хоккейной серии в 73-ем году, когда мы играли с канадцами. Последний матч был решающим, и если мы его выигрывали, то выигрывали серию, и после двух периодов счёт был 5:3 в нашу пользу. И наши решили, что всё, игра сделана и играли уже спустя рукава, несмотря на то, что тренер Бобров их тряс, "Играйте, играйте". А канадцы бились до упора, до конца. Поэтому сначала они сравняли счёт 5:5, а потом Хендерсон, который пообещал себе, что если он забьёт решающий гол, он уйдёт из хоккея и станет протестантским священником, что он и сделал, он стал, - он забил за минуту, по-моему, до конца Третьяку шестую шайбу. Они выиграли серию московскую и всю серию за счёт того, что они бились совершенно профессионально, бились до упора. Это такой социал-дарвинистский подход. Он ушёл в протестантские священники. Но когда схватывается креативность и профессиональный подход к борьбе за власть, информацию и ресурсы, - это срабатывает.

Но я бы хотел ещё одну вещь добавить. То, что поражает англосаксов. Такой есть журналист Хедрик Смит (Hedrick Smith), который написал книжку сначала "Русские" – "Russians". Потом он же запустил термин "новые русские" это его термин "New Russians". Правда самая интересная его книга это "The Power Game", вот такой кирпич, 800 страниц, для широкого читателя. Это анализ того как работают американские администрации, 4 администрации. У него в "Russians" (это старая книга) есть один момент и он говорит: "В этом принципиальное отличие русских от американцев, и вообще от англосаксов". В том эпизоде, о котором я сейчас расскажу, который он описывает. И он в этом увидел, он описывает это, как некую опасность.

Описывает он вот какой эпизод.

Он ехал из Ленинграда в Москву на поезде, это был поздний вечер, почти ночь, очень холодно и в Бологом поезд остановился. И на перрон вышел вице-адмирал в форме, но без пальто и без шапки. И две тётеньки наши, уборщицы, одетые очень тепло, закричали ему: "Ты что, адмирал, с ума сошёл? Ну-ка шапку иди одень немедленно". И он пошел, надел шапку и вышел.

Хедрика Смита поразило.

- Во-первых, это нарушение privacy - как это так, это его личное дело, он захотел и вышел.

- А, во-вторых, как это уборщицы говорят вице-адмиралу, то есть морскому генералу, что он должен делать, и он идёт и делает.

Это его поразило. Я не помню какими словами, он говорит, что в принципе для этого вице-адмирала социального неравенства между им и женщинами этими не было, и это очень специфическая русская черта. То есть он зафиксировал то, что в американской жизни у англосаксов отсутствует, о чём говорил Дмитрий Фёдорович. starkov_blues

Вообще нужно сказать, что Хедрик Смит очень внимательный аналитик, журналист. Я очень рекомендую тем, кто не читал его книжку, особенно. "New Russians" - послабее. А последняя его книга называется "Кто убил американскую мечту?" – очень интересная, тоже рекомендую. Но вот этот эпизод, он мне запал насчёт того, как две. Он очень живой, я просто сам такие ситуации наблюдал. Две тётеньки говорят человеку, что с ума сошёл.

Окончание следует.

Почему война неизбежна - или подробности о взглядах и убеждениях англосаксов 1.

Разговор об основах мировоззрения элиты США, иерархии народов, неправильных русских, недобитом СССР, богоизбранности англосаксов, неравенстве в западном обществе, однобоком мышлении, показухе американской демократии, высшем страхе американской элиты и главном боге американских спецслужб.

Дмитрий Михеев -бывший старший научный сотрудник Гудзоновского института стратегических исследований США

Дмитрий Михеев: В начале я хочу сказать о своих, так сказать сredentials (полномочия, идентификационные данные). Иногда такие слова как credentials трудно перевести. Я физик-теоретик и заканчивал Московский Университет, занимался там всякими частицами, но больше всего меня всегда интересовали межкультурные отношения, тем более, что мы учились с иностранцами, жили вместе с ними. Потом у нас с Советской властью была несостыковка: я не очень нравился им своей активностью и так далее, а они не нравились мне. Не нравились, в основном, ещё и потому, что я родился в Сибири, а в Сибири был краслаг, где сидела наша интеллигенция, и мама мне об этом рассказывала. Короче говоря, мы с Советской властью не очень любили друг друга, и я потом попытался убежать, меня посадили. To make the story short - сокращая историю. После этого я уехал на Запад, где американцы меня, так сказать: "А! Ну, иди сюда, нам такие нужны!"

В отличие от нашей русской системы, американцы, надо отдать им должное, умеют использовать по полной bright mind (светлый ум). Они решили, что у меня есть bright mind (светлый ум) и они меня пригласили, я получил политическое убежище. Это является очень важным элементом для понимания того, что человек со всеми этими иллюзиями идеалов, добра, индивидуализма, свободы личности, демократии и так далее - вот, что я был в то время.

Между прочим, хочу сказать, что мы все наверно прошли индоктринацию английской культуры, англосаксонской культуры. Эти все герои Вальтера Скотта, Фицджеральда и прочие - мы все их читали, и все они построены на индивидуализме, на воспевание независимой и свободолюбивой личности. Я был таким, да ещё и высокомерен. После того, как Ницше прочитал - вообще: "Куда же! Я физик-теоретик, я высшая каста, я элита". Всё это очень важно понять, потому что я пересмотрел все эти взгляды, и сейчас совсем другой.

Collapse )

15 героев Донбасса

Звание Героя Донецкой Народной Республики
было установлено Указом Главы Республики А.В. Захарченко № 1
от 3 октября 2014 года как высшая степень отличия Республики.



Collapse )

Медаль «Золотая Звезда» представляет собой пятиконечную звезду с гладкими двугранными лучами на лицевой стороне. Длина луча 15 мм. Оборотная сторона имеет гладкую поверхность и ограничена по контуру выступающим тонким ободком. На оборотной стороне в центре медали расположена надпись выпуклыми буквами «ГЕРОЙ ДНР». Размер букв 4 х 2 мм. В верхнем луче – номер медали, высотой 1 мм.

При помощи ушка и кольца медаль соединяется с металлической позолоченной колодкой, представляющей собой прямоугольную пластинку высотой 15 мм и шириной 19,5 мм, с рамками в верхней и нижней частях.
Вдоль основания колодки идут прорези, внутренняя ее часть обтянута муаровой трехцветной черно-сине-красной лентой в соответствии с расцветкой Государственного флага Донецкой Народной Республики.

Список героев ДНР, по состоянию на 9 мая 2015 года, звания Героя Донецкой Народной Республики и медали «Золотая Звезда» были удостоены 15 человек:

Collapse )