July 23rd, 2018

Это не новая экономическая война. Это новый мир.




"Япония считает неприемлемым решение США ввести пошлины на импорт стали и алюминия".
"Тереза Мэй выразила глубокое разочарование необоснованным решением США ввести пошлины на металлы". "Евросоюз оспорил решение США ввести пошлины на металлы из стран сообщества в рамках ВТО, призвав всех остальных последовать его примеру".
"Правительство Канады обратилось во Всемирную торговую организацию в связи с введением Вашингтоном пошлин на импорт стали и алюминия".
Заголовки экономических новостей уже много десятилетий не звучали воинственнее, чем военные.


Как мы помним, экономическая война США с миром касается не только рынка металлов.
Еще в конце января в качестве "пробного шага" американцы установили пошлину на ввоз солнечных батарей и стиральных машин. Идут жесткие битвы за автопром — они у всех на слуху.


Безжалостно уничтожаются все многосторонние торговые соглашения.
То, что происходит сейчас с Североамериканским соглашением о свободной торговле, или NAFTA, на котором базировалась фактически вся экономика Североамериканского континента, иначе как "подрывом основ" не назвать.


Далее: выход США из Joint Comprehensive Plan of Action (он же "ядерная сделка с Ираном") наносит,
во-первых, удар по экономике Евросоюза.
А во-вторых, еще больше разгоняет и так уже не совсем здоровый рост нефтяных цен, в чем США, ставшие по факту страной "добывающей", сегодня очень даже заинтересованы.


Американцы вообще ведут себя очень жестко и очень цинично, и, надо отдать должное, основания у них есть.
Потому что если текущие экономические тренды будут продолжены хотя бы в среднесрочной исторической перспективе, то американская экономика просто умрет.
И работавший именно в "реальном секторе" экономики бывший бизнесмен Трамп этого не может не понимать и тренды ломает об колено.


Просто сухие цифры.

Несмотря на все усилия, в минувшем 2017 году дефицит торгового баланса США вырос на 12,1 процента и составил уже катастрофическую для Соединенных Штатов цифру в 566 миллиардов долларов.
Если подробнее, то американский экспорт составил 2,3 триллиона долларов, импорт — 2,9 триллиона.


Из дефицитных 566 миллиардов долларов больше всего,
375,2 миллиарда, приходится на Китай,
151,4 — на Европейский союз,
71,1 — на Мексику,
68,6 — на Японию.
А не только в понимании Трампа и его команды, но и в соответствии с базовыми законами экономики, если страна импортирует больше, чем экспортирует, это не просто подрывает экономический рост, но и препятствует появлению новых рабочих мест, дополнительных доходов и налоговых поступлений.
А также приводит вообще к сокращению производственного сектора (рост дефицита на более чем 12 процентов — тренд весьма неприятный).
И собственно, именно избавление от торгового дефицита было базовой частью предвыборной программы Трампа вместе с сокращением налогов и снятием ограничений на добычу полезных ископаемых. Кстати, два из этих трех "предвыборных" пунктов уже исполнены.
А вот с торговым дефицитом американские власти начинают бороться непосредственно сейчас.


То есть "эпоха торговых войн и ограблений", начатая нынешними хозяевами Белого дома, — это не "эпизод" и не случайная флуктуация "рыночной экономики".

Это вполне системные и, более того, осознанные и вынужденные долгосрочные шаги национально ориентированной "команды Трампа".
Которая, в отличие от предыдущих администраций, собирается эгоистично работать в интересах именно национальной экономики.  А не "глобалистских" (империалистических) финансовых кругов, решавших свои задачи по тотальному переустройству мира в том числе и за счет собственного американского народа, а не только всех остальных.


И надо очень четко понимать, что эти протекционистские меры переживут президента Трампа, они надолго,
если не навсегда.
Вал "торговых ограничений" и прочих санкций будет только нарастать. Более того, как бы ни смеялись наши продвинутые экономисты над стратегией импортозамещения, в США она также официально запущена и идет полным ходом.
Эта программа называется Buy American and Hire American ("Покупай американское — нанимай американцев") и утверждена еще весной 2017 года. Ее смысл и предназначение состоит в том, чтобы вернуть в США те производства и рабочие места, которые ушли из страны в эпоху глобализации начиная с далеких 1970-1980-х годов.


Поэтому давайте просто констатируем — это не новая экономическая война.
Это такой новый мир, в котором придется жить. И все размышления о "законах глобальных рынков", все попытки "встраивания отечественной экономики в международное распределение" и прочие благоглупости в этом новом мире бессмысленны.

Источник

Африка будет мастерской мира. Благодаря китайцам.



В Гарвардском университете (США) вышла книга под названием
"Будущая мировая фабрика".
С подзаголовком "Как китайские инвестиции меняют Африку".


То есть китайцы, превратившие свою страну в прошедшие пару десятилетий в
производственный цех планеты,сейчас успешно переносят этот опыт на целый континент.
Меняют лицо завтрашнего мира. Да еще в самой неожиданной его части.



Следовало бы задуматься, как будет выглядеть мир этак через полвека, —
с учетом китайского освоения Африки.


Сначала, впрочем, факты. Согласно исследованию на сайте Российского совета по
международным делам, с 2009 года Китай — главный партнер африканских стран в
области торговли. Товарооборот дорос в 2014-м до 220 миллиардов долларов, упал в
последовавшие кризисные годы до 180 миллиардов, но Китай в Африке все равно первый.


И точно так же он лидирует по части инвестиций и кредитов — последних, по данным на
2017 год, выдал странам Африки на 100 миллиардов, превзойдя уровень 2010-го в 50 раз.

Сразу скажем — только самое живое воображение может допустить, что такие суммы могут
тратиться без надежды на отдачу.
Вообще-то китайцы никому ни юаня не дадут без обоснованной надежды на прибыль
(что хорошо для их партнеров вроде России). И все африканское предприятие Пекина
в целом производит массу продукции, приносящей прибыль.


Что производится (в самых разных странах Африки): только в рамках проектов Фонда
развития Китай — Африка,
по данным на 2017 год, 11 тысяч грузовиков, 300 тысяч кондиционеров, 540 тысяч
холодильников, 390 тысяч телевизоров и 1,6 миллиона тонн цемента.
Для местного рынка, китайского и для третьих стран.


Строятся или уже работают 100 промышленных парков, более 40% из которых введены
в строй.
К концу 2016 года было построено 5756 километров железнодорожных путей, 4335
километров автодорог, девять портов, 14 аэропортов, 34 электростанции, а также
десять больших и около тысячи малых ГЭС.
Это прибыльные проекты.


Считается, что Китай также обогнал США по части "помощи" Африке (75 миллиардов
долларов с начала тысячелетия). Но такая ли уж это благотворительность — создание
целых отраслей медицины или фармацевтики плюс обучение в ближайшие годы 200 тысяч
техников на месте и 40 тысяч техников-специалистов в Китае?
Это необходимо, поскольку происходит слияние новой, индустриальной, Африки
с глобальной китайской экономикой. Вплоть до переноса туда немалой части китайских
производств, полностью или в виде части циклов.


Собственно, гарвардская книга как раз об этом — о сути процесса, о направлении
движения.
О том, что Африка завтра может стать тем, чем стал Китай совсем недавно, местом,
где производится все что можно, и для всего мира.


Как они этого добились: процесс стартовал еще в 60-е годы прошлого века.
Китай тогда сотрясался от ужасов "культурной революции", но в Африке все-таки шли
первые эксперименты.
И только сейчас семена дали мощные всходы.


Далее. Начиналось освоение Африки с "государственного капитализма".
Но в процессе Китай, по мнению авторов, изменил всю систему, став абсолютно
капиталистическим обществом с направляющей ролью государственного бизнеса.
Секрет успеха в Африке — в сочетании частного интереса с государственной
поддержкой.


Наконец, дело еще и в идеологии.
В китайских СМИ об Африке пишут как нигде больше в мире и обязательно упоминают
принцип китайского невмешательства во внутренние дела государств и обществ.
Речь о странах, где друг друга уничтожают племена, где у власти увешанные
непонятными орденами полковники или лейтенанты.
Китай не учит других жить и работает с любой властью.
Коррупция? Китайцы знают, что в таких странах делать. И так — по всему миру.


Вспомним, чем была Африка всего лишь столетие назад. Бельгия, Португалия, Англия,
Франция — все захватывали громадные куски территорий Черного континента.
Сейчас остались только их языки, а в остальном даже память о них вытесняется китайцами.


Провал колониализма — длинная и поучительная история, в которой слились и
простая экономическая логика (жадность и грабеж), и потребовавшаяся колонизаторам
идеология "развития дикарей" до уровня несравненных западных ценностей.
Очень похоже, что идеология подмяла под себя материализм.
Африканские общества не стали западными, не стали развиваться так, как от них
ожидалось.
Западная система пришла в недоумение и провалилась на этом в глобальном масштабе,
не только в Африке.


СССР делал на континенте нечто похожее, но пытался создать там общество
"противоположное" — некую народную демократию, если не социализм.
С тем же результатом.
Китай же не пытается менять сущность людей, а воспринимает африканцев такими,
какие они есть.


И вот каким может стать мир через полвека-век.
Сейчас столкновение цивилизаций подогревается прежде всего по линии бешеной
джихадистской идеологии, заразившей Ближний Восток и не только его.
И проблемы лишь начинаются.
Но пессимисты совсем недавно любили говорить: Ближний Восток — это цветочки, вот
подождите, когда проснется Африка. Дикая нищета, хорошо вооруженные озлобленные
люди, жуткие болезни — хорошо, что все это закупорено пока в рамках континента.


Но если Африка вместо этого производит довольно сложную продукцию, готовит
инженеров и техников, а также врачей и ученых — и все это благодаря Китаю, то
кому будет принадлежать моральное и любое другое лидерство в завтрашнем мире?
И что нам по этому поводу делать — только завидовать?

Источник