al_lobanov (al_lobanov) wrote,
al_lobanov
al_lobanov

Categories:

Наднациональные иерархо-сетевые структуры правящих элит

.Наднациональные иерархо-сетевые структуры правящих элит сложились еще в последней четверти XIX и начале ХХ веков в период первой глобализации. С тех пор лишь менялись их конфигурация, иерархия, соподчиненность и состав групп.
При этом, мировая элита никогда не была единой. Более того, она практически никогда в последнем столетии не делилась жестко по странам и регионам.
Уже давно география осталась для школы, а в жизни стала господствовать метаполитика.
Когда мы говорим о метаполитике, то строго говоря, рассматриваем единство политики, экономики и культуры, реализуемые через власть.

Обычно складывание наднациональных групп мировой элиты относят к гораздо более позднему времени – к концу 60-х – началу 70-х гг. ХХ века, когда западная корпоратократия и фининтерн наладили контакты с частью верхушки советской номенклатуры. Однако такая позиция является явным упрощением.

Как это ни удивительно, ни в Советском Союзе, ни в современной России не издано ни одной монографии об участии Запада в сталинской индустриализации.
Не слишком много таких работ и на Западе. К числу редких исключений, в частности, относится трехтомник Энтони Саттона «Western Technology and Soviet Economic Development». Это единственная непереведенная на русский язык книга очень популярного в России историка и политолога.

И.В.Сталин никогда не скрывал роль сначала Германии, а затем США в советской индустриализации -: «Мы многим обязаны Генри Форду. Он помогал нам строить автомобильные заводы… Советские люди многому научились у американцев. Американский опыт был использован при создании советской промышленности». Без участия американских и европейских фирм не появились бы в считанные годы Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский автозавод, химическая, авиационная, электротехническая промышленность, военно-промышленный комплекс. 90% наиболее крупных объектов индустриализации были сооружены с участием американцев, как в части поставок комплектного оборудования (что называется, «завод под ключ»), так и собственно проектирования, организации строительства и т.п.  От лукавого - года  говорят о том, что  эти поставки были более выгодны, в "Великую депрессию",  для Запада,   Советский Союз представлял едва ли не единственную, динамично развивающуюся страну.
Лукавство весьма значительное -  в отдельные годы преобладающая доля затрат, связанных с закупкой оборудования и оплатой проектов предприятий покрывалась за счет корпоративных и государственных западных долгосрочных кредитов. В 20-е гг. – прежде всего, из Германии, а в 30-е – из США и Британии.

Всередине 20-х гг. Рокфеллеры активно пришли в Россию и реконструировали закавказские нефтепромыслы, нефтепроводы и танкерные стоянки.
 Ротшильды через нефтяную компанию Royal Dutch Shell, во главе с тогдашним ее руководителем Детеррингом активно финансировали не только антисоветское белое подполье, но и троцкистскую оппозицию.
Даже в сталинские времена речь шла  об наднациональных группах элит.
Советская индустриализация была сознательным ответом западных корпоратократов, на удар нанесенный им еще в начале ХХ века принятым по инициативе банкиров антитрестовским законодательством, направленным в первую очередь против промышленников, и последовавшим за созданием в 1913 г. Федеральной Резервной Системой США, выходом на первые роли финансистов.

Бытует мнение, что единственной национальной элитой в сегодняшнем мире является китайская элита. Однако и здесь все не так просто.
Когда в 1971 г. Генри Киссинджер прилетел в Пекин восстанавливать политические, экономические и даже секретные военные отношения между США и Китаем, то по свидетельству одного из его близких советников, они с удивлением обнаружили в ближайшем окружении китайского руководства и, прежде всего, Чжоу Эньлая, британских советников.
По аналогии со сталинской идустриализацией, все нынешнее китайское экономическое чудо начиналось со свободных экономических зон в прибрежных южных районах Китая. В них и по сей день сосредоточена основная часть китайского промышленного потенциала.

Главным источником финансирования и трансферта технологий в свободные экономические зоны был Гонконг, ныне часть Китая с особым статусом, а тогда одна из последних британских колоний, управляемых Генерал-губернатором. Но гораздо более важным являлось то, что Гонконг был не просто британской колонией, а подлинным форпостом, своего рода бастионом лондонского Сити в Азии. Именно в Гонконге были открыты филиалы всех крупнейших британских банков, а также основаны собственно гонконгские банки, преимущественно, с британским, и частично, голландским капиталом.

В конце 60-70х гг. прошлого века под   флагом теории конвергенции, т.е. сближения капитализма и социализма, андроповская часть российской номенклатуры запустила процесс слияния в мировую корпоратократию. Она полагала, что игра идет на равных, и в итоге тогда, ей удастся успешно интегрироваться в мировую корпоратократическую группу элиты в качестве равного полноправного партнера, но после схода со сцены идеолога конвергенции со стороны СССР, процесс престал быть осмысленным.
Ирония истории заключалась в том, что от краха Советского Союза, проиграли и западные корпоратократы.
Если в годы холодной войны, с ее гонкой вооружений, борьбой за страны третьего мира, экономическим соревнованием двух систем, фининтерн был вынужден делить власть и партнерствовать с корпоратократами, то с крушением Советского Союза востребованность в корпоратократии отпала.

Корпоратократы, которые исторически представляли собой стейкхолдеров, основных акционеров и верхушку топ-менеджмента в транснациональных промышленных, логистических и других корпорациях реального сектора экономики, оказались фактически в полном подчинении у финансистов.
Достаточно внимательно проанализировать статистику, характеризующую основные показатели динамики западных стран и, особенно, Соединенных Штатов Америки, чтобы убедиться, что фактически с начала 90-х гг. мы имеем совершенно иной строй, нежели тот, который существовал до крушения Советского Союза.

Если говорить грубо, то можно сказать, что капитализм перешел в стадию финансизма, и в этой стадии финансы окончательно перестали обслуживать реальную экономику, уйдя в вертуальную экономику спекуляций.
Финкап пререшел в иллюзорность мнимой самодостаточности,заявив о себе как о "главном" секторе мирового хозяйства. Именно в 90-е гг. "рейганомикой", были отменены практически все ограничения на банковскую деятельность - узоконились суррогатные  спекулятивные финрынки, деривативы, безконтрольная консьюмеризация. Фактически суть финансизма можно выразить всего навсего в трех цифрах.
Мировая реальная экономика, включая в том числе и необыкновенно разросшуюся сферу услуг, сегодня составляет в год примерно 80 трлн.долларов. Мировой финансовый рынок в год оценивается порядка 800 трлн.долларов, а с учетом деривативов – более чем в квадриллион. Таким образом, на реальную экономику приходится в лучшем случае менее 10% мирового денежного оборота.

Фактически в мировой наднациональной элите сложились три очевидных и хорошо распознаваемых группы.

Первая из них это финансисты, фининтерн или Финкап. Господствующую позицию в этой группе занимают крупнейшие мировые банки, от которых в решающей степени зависит вся мировая экономика, прежде всего банки Лондонского Сити и Нью-Йоркской Уолл-Стрит. Они в значительной степени контролируют Федеральную Резервную Систему США и Банк Англии. С ними вынужденные считаться Европейский Центральный Банк, национальные банки Японии и Швейцарии. Конечно, в состав финансовой элиты входят не только сами по себе крупнейшие банки, но и банки помельче, а также связанные с ними хеджфонды, страховые компании, инвестиционные фонды и т.п.
Главной характеристикой этой части мировой элиты -  это прямой доступ к печатному станку ФРС , по сути без платные деньги.
Необязательно знать, кому принадлежит ФРС - достаточно знать  получателей триллионных "кредитов" ФРС на длительные годы под 0,25% годовых.
Они и являются хозяевами сегодняшнего мира.

Крах Советского Союза, одной из крупнейших энергодобывающей державы мира, являлся обязательным условием выживания доллара, как главной мировой валюты и условием установления абсолютного доминирования фининтерна в мировом правящем классе. А соответственно и торжества финансизма, как нового глобального общественного строя. Собственно, именно поэтому справедливо называют  Россию в значительной степени сырьевой колонией ФРС.

Совет управляющих МВФ

Вторая – некогда равная по силам фининтерну, а теперь явно подчиненная группа мировой элиты, это корпоратократия. В сегодняшнем мире к ней относятся топ-менеджеры и ключевые акционеры транснациональных монополий, нефинансовых и невысокотехнологичных секторов мировой экономики.
Другой составляющей корпоратократии является высший уровень мирового чиновничества, особенно, наднациональных государственных, финансовых, экономических структур, типа МВФ, Всемирного Банка, структур Европейского Союза и т.п. По сути, корпоратократы являются той частью мировой элиты, которая контролирует реальную производственную экономику.

Массачусеский Технологический институт

Третья часть мировой элиты - нетократы - кодекс Ротшильда гласит " Кто владеет информацией, тот владеет миром".
По знаменитому высказыванию Френсиса Бэкона- «знание – сила», это военно-промышленный комплекс и разведывательные сообщества разных стран. Она  начала складываться еще в 70-80-е гг., но в полный голос заявила о себе и своих претензиях на лидерство уже после кризиса 2008 г. после первых же сигналов ослабления Фининтерна.
Она сложилась в первую очередь вокруг ведущих университетов таких стран, как США, Япония, Великобритания, Франция и др. Ведущие университеты мира, в отличие от российских учебных заведений, давно представляют собой не просто образовательные центры, а исследовательско- производственно- кадрово- коммерческие структуры с миллиардными оборотами. Именно здесь впервые появились и были доведены до коммерческого уровня все основные информационные технологии, позволившие осуществить интернет-революцию. Но информационными технологиями дело не исчерпывается. Здесь же, уже долгие годы ведутся успешные исследования в сферах биотехнологий, поведенческих наук, разработки принципиально новых видов материалов и методов их обработки, роботизации и т.п.
Именно на базе университетов появилась новая экономика, которая изначально подпитывалась не банковскими деньгами, а дотациями государств, так называемым рисковым или венчурным капиталом, и механизмами коммерционализации интеллектуальной собственности через фондовый рынок.

Естественно, что эта экономика в первую очередь была связана с военно-разведывательным сегментом власти. Именно военные и разведка выступали основными заказчиками, а соответственно и своего рода спонсорами новой экономики.

Этот сектор в США, сложился в немалой степени под воздействием опыта Советского Союза, где роль университетов выполняли крупнейшие научно-исследовательские институты, успешно работавшие буквально до последних дней существования Советского Союза по означенным выше направлениям. Советник Обамы по науке Джон Холдрен:" Передовая американская наука и индустрия в значительной степени появились на свет благодаря масштабным инициативам Джона Кеннеди, который прямо в своих речах говорил о том, что Америка должна ответить на технологический и научный вызов Советов".
Разрозненные исследовательские и коммерческие кластеры, относящиеся к различным сегментам новых технологий, а также властные, и прежде всего военные и разведывательные структуры, срослись в единое целое, организованное на иерархо-сетевой основе и ставшее отдельной обособленной и в значительной мере независимой частью мировой элиты. Нетократия кстати, это определение  шведских исследователей  Зондерквистом и Бердом.

Почему именно сегодня разгорелась схватка между финансистами, или как их еще называют, банкстерами, и силовиками, при участии корпоратократов на той и другой стороне?

Подавляющее большинство аналитиков считает, что единственный шанс для Соединенных Штатов, Японии и, в значительной мере, Западной Европы выйти из кризиса, состоит в том, чтобы сделать упор на новую экономику. Буквально на днях вышел доклад едва ли не самой авторитетной консультативной фирмы мира McKinsey , где с цифрами и расчетами доказывается именно этот вывод.
из доклада McKinsey
В этом году MTI, RAND, Токийский университет и Европейский Центр оценки технологий выпустили доклад «Технологическое развитие 2025». Они предложили заменить наименование NBIС на NIBEP (neyrosaens, information technology, bio-technology, energy revolution, production. Новая производственная революция базируется на робототехнике, 3D печати и композиционных материалах).

В докладе сделан вывод, что существуют 24 критические технологии. Те, кто обладает всеми этими технологиями смогут осуществить новую технологическую революцию, запустить новую экономику. Согласно докладу у американцев есть готовые 21 технология, у японцев 17, у Европейского Сообщества 14, у Израиля – 9, у Южной Кореи – 8, у Китая 7. И четыре у России.

Запуск новой экономики предусматривает несомненное доминирование нетократов, или силовиков, и той части корпоратократов, которая сумеет приспособиться к новым реалиям.
Как отмечают практически все исследователи новой экономики финансовая система, в том виде, в котором она существует без малого три века, оказывается просто ненужной. Банкстеры, располагая огромными ресурсами, и естественно, квалифицированными мозговыми трестами прекрасно понимают тенденции развития технологий и отдают себе отчет в тех коренных изменениях в балансе мировых элит, которые эти технологии с собой принесут.
Фининтерн не остановится ни перед чем, чтобы не допустить утраты своего доминирующего положения в наднациональной элите, включая организацию рукотворного нового экономического кризиса, или даже большой, но нетотальной войны. Банкстеры сегодня находятся в ситуации, когда отступать им просто некуда.

Борьба между различными элитами ведется сегодня практически во всех сферах – и в сфере технологий, и в экономике, и в политике, и в культуре.
Чаще всего она происходит «под ковром», невидимо, и остается малозаметной, а главное, совершенно недокументированной для сторонних, не входящих в элиту наблюдателей. Однако, в последнее время, борьба достигла такого накала, что все чаще выплескивается на поверхность. Лучшие примеры это — непрерывные утечки по оффшорам, дело Сноудена, расследование картельных сговоров крупнейших банков на всех основных финансовых рынках – от ставок кредитования, до рынков нефти и металлов и т.п.

Борьбу банкстеров, и традиционных корпоратократов с одной стороны, и нетократов в связке с наиболее продвинутыми в технологичном плане корпоратократами – с другой, очень часто сводят к борьбе между технологическими укладами, между старыми технологиями индустриальной эпохи и новыми технологиями постиндустриальной производственной экономики. Однако, представляется, что дело здесь гораздо глубже.
Мы стоим на пороге такого же переворота в жизни всего человечества, какой произошел в результате промышленной революции конца XVIII – начала XIX веков. Возможно, речь идет еще о более масштабном сдвиге, сравнимом с неолитической революцией. Некоторые, например, один из руководителей Google Эрик Шмидт говорит даже о возможности изменения в антропологическом типе человека.

Что будет происходить с Россией в самые ближайшие годы под воздействием непримиримой борьбы двух групп наднациональных элит.

Прогнозы конкретных контуров мира, при технологиях NIBEP,  кои возможно станут основой всего человеческого существовании и развития, не столь практичны нежели  понимание, что будет происходить с Россией в самые ближайшие годы под воздействием непримиримой борьбы  групп наднациональных элит старой и новой экономик
Констатируем три группы очевидных фактов.
1. Воспроизводственная структура российской экономики носит  колониальный, дефектный характер. Высокотехнологичного сектора реально,  не существует  - подавляющая часть промышленности, носит характер отверточных производств. По данным Академика Е.М. Примакова 90% ввозимого в последние годы в страну оборудования для различных отраслей хозяйства  устарело, по отношению к  передовым образцам, используемым в экономиках Запада и Востока.
2. Российская экономика полностью  зависит от цен на энергоносители. Бюджет страны - это перераспределение средств от продажи нефти и газа, а также других продуктов первичной переработки – металлы, удобрения и т.п. Часть средств поступает в бюджет, а часть – расходится по всем отраслям и секторам национальной экономики.
Русские туристы в Египте

3. Огромные финансовые ресурсы России  полученные за счет высоких цены на нефть и газ последние 20 лет, никак не повлияли  на модернизацию производственного потенциала, развитие науки, образования страны.
Компрадорская элита вывезла финансы за рубеж, госбюрократия им в это активно помогала.

С одной стороны, ни в одной развитой стране мира нет такой концентрации собственности в руках немногих, как в России.
Миллиардеры, которые составляют одну сотую населения России, контролируют 80% акций, котирующихся на российских и международных фондовых рынках компаний, имеющих российскую юрисдикцию.
С другой стороны, рост доходов населения, включая средние и бедные его слои, в последние 15 лет никак не был связан с повышением производительности труда и ростом эффективности производства.
Массовое иждивенчество  населения России, как бедных, так и богатых.
Первые, многократно обманутые, неоднократно убеждались что их активность в коммерции, в социально-общественной деятельности, почти не сказываются на их благополучии.
Вторые, безуспешно пытаются сохранить свои активы.
В итоге, имеем бесспорный факт. За последние 15 лет население в России стало жить несравнимо лучше, чем в 90-е и начале нулевых годов, что резко контрастирует с ситуацией в США, Западной Европе, Японии, где роста реальных доходов практически не было, а  в Германии даже падение
К чему они приведут эти три обстоятельства в контексте борьбы мировых элит.
1й фактор   – высоких цен на ресурсы, прежде всего, нефть и газ.


А и Б сидели на трубе

В сегодняшних ценах на нефть примерно от 35 до 50% составляет так называемая спекулятивная часть. Цена на нефть формируется НЕ в результате сделок с куплей-продажей реальной, физической нефти, а под воздействием сделок по контрактам на продажу или поставку нефти. Эти контракты носят в значительной степени бумажный характер, т.е. являются финансовыми инструментами для спекуляций.

Масштабы неизбежного запрета банкам  заниматься операциями на товарных рынках - на рынках нефти и металлов, и как следствие  падение цен на нефть, оценить сложно. Банк Финансовых Расчетов в Цюрихе, считает что оно произойдет уже в ближайшие год-два, опубликовав на этот счет специальный доклад.

В дополнение к снижению цен на энергоносители а так же и объёмов реализации
Речь и о том, что практически во всех странах реализуются крупномасштабные программы энергосбережения,  попытки внедрение новых технологий добычи сланцевого газа и нефти,  освоения новых крупнейших газовых месторождений в Средиземном море, Австралии, Канаде, прорыв в сфере сверхмощных энергоконденсаторов и т.п.

Применительно к России это означает, что ресурсорасхитительный тип существования российской экономики и социума больше не имеет шансов на продление своего существования.

Если еще в конце 90-х – начале нулевых оставалась конкурентоспособной значительная часть советского воспроизводственного наследства, были актуальны многие советские научные разработки, и пребывали во вполне работоспособном возрасте высококвалифицированные, высокообразованные кадры, то в сегодняшней России всего этого нет. Вместо этого огромный в современной истории вывоз капитала, всеобщая консьюмеризация, миллионные выезды в Анталью и Шарм-Аль-Шейх, автомобилизация всей страны и т.п. Иными словами, сбылись мечты советского обывателя о западном потребительском рае. Конечно, не для всех, но скажем честно, для значительной части населения нашей страны.
Теперь всему этому приходит конец, и многие этого ещё НЕ понимают в России.

Россия с ее сырьевой направленностью и Центральным Банком, который  является филиалом ФРС, достаточно жестко привязана к старой экономике, соответственно, банкстерам и традиционным корпоратократам. А состав российской элиты, которая  носит компрадорский характер, то  можно предположить
что объективно Россия вынуждена играть на стороне именно банкстеров.

Руководство страны этого  понимает. Среди политологов, да и в Рунете активно насаждается противопоставление Президента и Премьер-министра нашей страны, как олицетворения двух принципиально разных курсов, это НЕ так, мы имеем дело не с двумя, а с единой политикой.
Есть основания полагать, что руководство понимает бесперспективность следования в фарватере банкстеров и отсталых корпоратократов. Собственно, по первоначальной задумке, Сколково и представляло собой попытку создать интерфейс между Россией и нетократией, попытку включить хотя бы отдельные сегменты российской науки и производства в мировое высокотехнологичное хозяйство. Человеческий фактор по фамилии Вексельберг и отсутствие кадровой политики, напомнил в итоге  Черномырдина, с его знаменитым «хотели как лучше, в получилось как всегда».

Столь неблагоприятная ситуация усугубляется  внутренним и  внешним факторами, которые неизбежно проявятся в течение достаточно короткого периода времени.

«Протест сытых».

Внутренний фактор  - это «Ловушки благосостояния» Георгия Малинецкого вошла в число наиболее цитируемых в мире статей по социальной тематике.
Обнаруживается и действует  закономерность  -  как правило, социальная напряженность, волнения  резко возрастают в период, когда относительно длительный период роста доходов основной части населения сменяется их стагнацией и снижением.
Малинецкий математически доказал известную житейскую мудрость – не жили хорошо, нечего и начинать.
Главные опасности подстерегают  когда благоденствие и расслабленность сменяются пусть даже незначительным ухудшением привычных условий.
А именно это произойдет в России вне зависимости от государственной политики, тех или иных решений, в силу вполне объективных тенденций глобальной экономики.


Роботы на производстве

Внешнй фактор  связан с возможным серьезным кризисом в китайской экономике. Уже сегодня Китай замедляет темпы роста. Но это замедление связано с  структурными перекосами, управленческими ошибками и другими субъективными факторами, которые нынешнее руководство, как раз и исправляет ценой замедления.
Но уже через три-четыре года массово будут производиться роботы, которых будет выгоднее использовать, чем рабочую силу из стран с низкими издержками на заработную плату, начиная от Китая, и заканчивая Вьетнамом и Индонезией, которые ждут лакомого куска от пирога глобализации.
Массовая роботизация фатально скажется на китайской индустриальной экономике и приведет к труднопрогнозируемым социальным и миграционным процессам.
Многие исследователи считают, что весьма вероятны крупные потрясения в Китае. Об этом же собственно говорит и цикличность китайской истории с постоянными распадениями единой империи на отдельные царства и новыми воссоединениями. Миграционные потоки из Китая будут направлены в те районы, где существуют свободные земли и редкое население. Это — наши Забайкалье, Восточная Сибирь и Дальний Восток.

В общем, если смотреть на тенденции ближайшего будущего, связанные с наступлением нетократов и переформатированием старой экономики в новую, то практически все эти факторы играют против России. Среди историков и аналитиков популярна точка зрения о догоняющем развитии России Запада.

Можно посмотреть на историю под прямо противоположным углом зрения. Что Россия опережает Запад, т.е. США и Западная Европа подходят к периоду позднего советского социализма (кстати, чему есть немало фактических доказательств), за которым с немалой степенью вероятности последует катастрофа.
В принципе это же показывают исследования компании Recorded Future и компании Ontonix, которые изучают показатели уровня сложности.
Они ведут исследования независимо друг от друга, используют разные методы и исходные материалы. Но и у тех, и у других выходит, что нынешний мир превысил порог допустимой сложности. И если это так, то неизбежен каскад отказов разных систем. Т.е. проблема может оказаться не в экономическом кризисе, а в технологическом или в наложении нескольких мелких разнородных кризисов, которые выльются в системный кризис с непредсказуемыми последствиями. Об этом же последняя книга одинаково популярного и в России Нассима Талеба «Antifragile: Things That Gain from Disorde».

По расчетам специалистов из ведущего американского института, обслуживающего разведку – Института сложности в Санта-Фе, такой вариант развития событий в течение ближайших лет весьма вероятен. Вот в это правдоподобном варианте у России, откроются шансы.
12.08.2013 Елена Ларина

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments