al_lobanov (al_lobanov) wrote,
al_lobanov
al_lobanov

Полемика

 

 

            Финансовые пузыри как переход

 из государственности в корпоративность.
В «Центре проблем анализа и государственно-управленческого проектирования» вышел электронный журнал «Научный эксперт» №12 за 2009 год . В качестве первого опыта «научной экспертизы идей» в нём был опубликован текст А.Отырба «Финансовые пузыри – оружие в межгосударственной конкуренции». Статью считаю аморальной, и вот почему.

Из текста:

«Защититься от финансового капитала, можно лишь сопоставимым объемом столь же дешевых капиталов, или…железным занавесом. …Страны, желающие избежать участи Советского Союза и стать развитыми, должны уметь создавать дешевые финансовые продукты, используя в случае необходимости и пузыри.

...Если в былые времена победу в межгосударственной конкуренции обеспечивали качественные характеристики оружия применявшегося на поле боя, то сегодня она зависит от качественных характеристик главного оружия современности - финансового капитала, обеспечивающего тотальную победу. Правила Большой Игры изменились, и основная борьба за мировое лидерство окончательно переместилась из области гонки вооружения в область гонки капиталообразования, в которой побеждает тот, кто способен создать больший объем самых дешевых финансовых капиталов, в том числе и с помощью финансовых пузырей...»

                                                                   1

 «Финансовый пузырь» – это превышение объёма денег (бумажных стоимостей) над стоимостным объёмом товаров при условии разделения финансового и товарного рынков. (Если они не разделены, то инфляция даёт обменным бумажкам их реальную стоимость в соответствие наличествующей товарной стоимости.) Такое превышение достигается, во-первых, созданной ажиотажной котировкой стоимости выпущенных ценных бумаг, которые, во-вторых, котируются неоднократно, в силу того, что на них (через разные «собирающие их фонды») выпускаются бумаги второго, третьего поколений. То есть стоимости по бумагам много (кратно много), а реальной товарной стоимости гораздо меньше.

Под эти фиктивные стоимости «эмитирующий центр страны» (например, ФРС США) по некой властно-финансовой технологической цепочке печатает реальные деньги (квази-механизм кредитной эмиссии), которые при такой основе работы печатного станка начинают выполнять функцию «бухгалтерских бумаг», то есть сопровождающих «автономно-дискретных записей» для учёта и контроля движения «обменных потоков» в «глобальной денежно-печатной бухгалтерии». Часть денег получает бюджет страны (он доволен!), а основную часть – банки; для проведения следующих спекулятивных оборотов без участия в реальном товарном обороте.

Вообще, спекуляция – это вид отношений, когда обмен совершается в ущерб другой стороне (оборот «вокруг себя» с самовозрастанием без участия в системном обмене/развитии)...

Понятно, что появляется вопрос устойчивости «пузыря». Это находится до поры до времени под контролем «хозяев пузыря». Но не всё можно предусмотреть в «англо-саксонской игре» (где чаще всего именно «непредсказуемые люди» преподносят сюрпризы), а остановиться с «пузырём» очень-очень трудно. Не всё может склеиться, как надо, не всё можно будет успеть скупить и успеть всё экономическое и политическое пространство поставить под контроль. Всё – то есть всей Земли; как и ставится задача в «Пузыре II типа», а иначе у глобальной игры нет смысла. Цель возрастающих денежных ресурсов – освоение и подчинение всех экономик (и это бы случилось, если бы Китай из политического партнера, противостоящего СССР, «вдруг» не превратился в экономического «партнера» с козырями на руках.) Что-то может вывернуться, пойти самостоятельно; как сейчас Китай. Ну что ж, значит «Игроки» будут работать с Китаем; по старым финансовым технологиям/привычкам. Приз тот же – мировая власть. Вопрос – как понимает свою роль новый «оппонент»; и об этом тоже упомянем дальше.

Принципиально важно, чтобы пространство, на котором эти напечатанные бумажки считались бы деньгами, стандартом (статус-кво) обмена, не совпадало бы с пространством контроля (в минимальном случае – с рынком печатающей страны; понятно, что вся история надувания пузырей начинается с решений ФРС США 1971 года); и чтобы эти «рынки» расширялись. Так и японская йена до 90-х годов становилась постепенно альтернативной доллару резервной валютой, пока это не остановили США, чтобы получить возможность надувания своего пузыря. Но их пузыри относятся к 2-м разным типам (как и их культура!), о чём ниже.

Первое условие успешного пузыря – его первичность, то есть отсутствие в одном экономическом пространстве и сфере бизнеса другого пузыря. Но главное – это конечное доминирование. Поэтому то США и заставили Японию освободить место («погуляли, дайте другим погулять»).

На поведение пузыря и контроль за пузырём влияет наличие неосвоенного рынка и его размер по отношению к пузырю. Свободная (незанятая) ниша как бы питает (обнадёживает, наполняет энергией желания) жизнь пузыря.

В устойчивом пузырестроительстве «велосипед» должен постоянно крутиться, распространяясь, переходя во всё новые рынки. (Дирижёры должны работать чётко по сценарию!) И интерес к увлекательному процессу (игре) должен поддерживаться, деньги не должны извлекаться из «высокотехнологичного пузыря» и, например, размещаться в банках; так для «пузыря II типа» должна постоянно падать процентная ставка…

 

А как вообще возникла эта идея? В 1984 году Япония наградила Василия Леонтьева вторым по старшинству орденом «Восходящего солнца» за вклад в восстановление и развитие Японии после войны. Лауреата Нобелевской премии (1973 года за методы межотраслевого баланса) В.Леонтьева до сих пор считают одним из отцов японского чуда. А после поражения во 2-й мировой перед Японией стоял вопрос о способах подъёма экономики, и одним из консолидирующих решений стало составление МОБ. Первый межотраслевой баланс был составлен в 1950 году, и запущен в 1955 при частых консультациях самого В.Леонтьева. В последующих планах учитывалась и мировая конъюнктура, и экологические факторы.

На вопросы «как государственным органам удается убедить бизнесменов следовать рекомендациям, содержащимся в межотраслевом балансе», лауреат леонтьевской премии (2004) Маасака Кубонива говорит: «Умение жертвовать своими интересами во имя государственных является составной частью японской культурной традиции. И потом, наши предприниматели понимают, что межотраслевой баланс обеспечивает успешное развитие всей национальной экономики, а, следовательно, стабильность и успех их бизнеса.»

Этот опыт привёл Японию к широкому использованию индикативного (прогнозного) планирования. И этот же вкус, эти представления, эта организаторская готовность и традиции позволили спланировать и скоординировать опережающую эмиссию для инвестирования в рамках биржевых механизмов. Под строгие взаимные обязательства бизнеса и государства и под проекты осуществлялись одновременные выпуск акций и эмиссия денег; с последующим «включением рынка». Печатание денег в конечном итоге заканчивалось строгим и соответствующим выпуском дополнительной продукции, дополнительной товарной стоимости.

Пузырь I типа – «инвестиционный». Полученные под развитие деньги адсорбируются в инвестиционном цикле создания производства и товаров. «Погашаются» средства без остатка, то есть с полным замещением денежной массы товарной массой. «Погашаются» – без накопления и возрастания излишков в своём операционном периоде и в целом по общей перспективе. Это даже – не пузырь, это часть нормального законченного инвестиционного цикла. Результатом является согласованный, сбалансированный рост экономики…

Первоначально, как всегда, всё было невинно, строго и целесообразно. Товары Японии завоёвывали мир, благосостояние японцев росло, туристы разъезжали по всему миру, йена становилась желанной наряду с долларом… А США не могли повторить этот опыт Японии. Конечно, «денежная власть» Америки примеряла к себе эту модель… Но были другие приоритеты и цели. Глобальные. Да и традиции в обществе были не японские; социальные и экономические модели одним движением из общества в общество не переносятся…

В конце 70-х по инициативе З.Бжезинского состоялись его встречи в Китае с Дэн Сяо-Пином (пришедшим к руководству в 1977 году)… Уже через 5 лет в Китай пошли инвестиции первых компаний США. Когда Дэн скончался (в 1997 году) Китай уже был индустриальной страной, в 2003 году он самостоятельно отправил человека в космос. А в самих США в 1981 году начинается «рейганомика», подготовленная ещё 3-4 года назад; в 1983-м СССР провозглашается «империей зла» и начинается шоу и блеф «звёздных войн» с консолидацией (и выворачиванием рук) всего Запада (Японии в том числе). Начинается милитаризация; США включают печатный станок.

Итак, к концу 80-х в Китае стала устойчиво формироваться конкурентоспособная экономика. СССР, благодаря псевдо-элитам, разваливается и попадает в финансовую зависимость. И в это же время США вынуждают Японию утяжелить йену, уменьшить их число в долларе. Были приняты и другие меры по ограничению развития некоторых технологий в Японии. В результате этих факторов в начале 90-х японская экспортная продукция становится менее конкурентной, инвестиционное наступление Японии приостанавливается. Эра йены закатывается. А к середине 90-х начался бум Интернет-технологий и вообще soft-компаний («НМА-компаний») в США. Начал раздуваться американский финансовый пузырь.

В Японии был рынок акций высокотехнологичных предприятий, прежде всего, бытовой электротехники и электроники, а в США в 90-х раздувание начали с капитализации «нематериальных» компаний, весь продукт которых оценивала «возбуждённая перспективность бесконечного роста». Это была находка! Которая в то же время закономерно соответствовала всему развитию США, начиная с 1971 и через 1981 год. В этом реализовалась внутренняя суть «американского проекта наживы», проекта лжи и насилия… А Китай продолжал потихоньку но реально расти на 10% в год.

Дальше уже идёт история 2-х мировых субъектов: США и Китая. Сначала, как негласных, экономических (без лишних слов) партнёров. Но уже через 10 лет, к середине 2000-х (в 2004-м Д.Ротшильд покинул и председательское кресло, и клуб «золотого фиксинга», понимая, что начинается смена эпох, и надо готовиться к изменениям) начинающих осознание грядущих реалий и новых ролей. И действуя: один – в поиске новых мест и приложений, другой – в поиске новой политической игры…

Говорят в 2009-м Ротшильды перенесли свой операционный центр из Лондона в Гонконг. Почти 250 лет они шли к вершине мировой власти. В 2-х шагах от неё каковы их цели? И какова цель КПК (которая вообщем-то не рвала с китайской традицией и хорошо помнит опиумные войны)? Кто кого?..

Начнёт ли Китай по «ноу-хау» Ротшильдов надувать свой пузырь? Найдут ли общий язык и на чём сойдутся?.. Ирония истории: Ротшильд и КПК.

Ответы на эти вопросы выходят за рамки этого текста. Для России же главное – какова её цель?.. И способ действия, и проект? Чуть-чуть и в данном контексте мы скажем об этом в конце.

 

Тот «долларовый пузырь» США – это пузырь II типа, «спекуляционный». Он связан с насилием и ложью. Для его создания необходима определенная власть, определенная реализация властного ресурса. И реализовывать это может, в том числе и глобальность (безальтернативность) самой валюты.

Исторически – это продолжение механизма кредитной эмиссии, когда деньги выделяются (эмитируются, не важно – по цепочке или прямо) под имущество. Но здесь как бы имуществом являются уже просто бумажки (написанное на них имущество, потом права на права и так далее). По бухгалтерии же – всё в порядке; даже можно поэкспериментировать со статьями баланса… А то, что страдает онтология, смысл; то, что происходит профанация – это и не важно у них.

Осталось интересно одно: а как будут вести себя враждующие 2 пузыря II типа (борющиеся 2 опухоли)? А здесь все средства хороши, чтобы опрокинуть опухоль в экономический организм. Для этого сначала надо уменьшить возможности её внешнего расширения. И отвлечь силы и время её организаторов на другие проблемы, создать им затраты. Не позволить также действовать против своей опухоли. Скупать (в определенной мере) обесценивающиеся средства противника, чтобы предъявить при необходимости. Стеснять всячески реальное развитие, развитие производства. Завести в кризис, и дождавшись момента опрокинуть финансы, предварительно окружив территории «канонерками». Война так война.

Вот так. Вот так будут «конкурировать» за место под солнцем «альтернативные финансовые пузыри»…

 

А что, если нам посмотреть, как устроен нормальный экономический организм?

Давайте посмотрим на циклическое (круговое) движение производства и сбыта (торговли) в виде схемы. Она по сути аналогична схеме 2-х кругов кровообращения: большого через ткани всего тела и малого через лёгкие. Здесь деньги – кислород (О2), «окислитель в товарно-денежном обмене». Мы сейчас покажем эту схему; но сначала скажем следующее.

Собственно финансовая система в целом экономическом организме выполняет не функцию кровеносной системы (это транспортно-товарная функция), а более функцию лимфатической системы, функцию помощи обмена и очищения в тканях, обеспечивая иммунитет и фильтрацию. Здесь же важно видеть просто совмещение, взаимодействие 2-х кругов движения денег (без выделения собственно финансовой под-системы).

Заметьте, если именно к нашей смысловой схеме привязывать по аналогии соседние под-системы, то детали в аналогиях не совсем совпадают (что не удивительно, так как мы будем делать соединение из схем разной типологии); но дают почву для размышлений. Нормальная финансовая под-система должна приникать к этой схеме (см. ниже) в «обменнике» (в районе лёгких); в человеке же 2 лимфатических протока впадают в вены в районе ключиц (перед сердцем и малым кругом). Если на нашей схеме мы присоединим финансовую систему не через «товарный обменник», а где-то сбоку, мы как раз и сделаем финансово-лимфатическую систему независимой и способной создавать какие-то свои оборотные потоки, не служащие организму, свою опухоль в районе головы… Что будет с этим организмом – понятно.

А чтобы предупредить спекуляции, связанные с неправильным пониманием и распространением аналогий, скажу, что, если брать организм человека в целом, как «экономический организм», то функцию денег будет выполнять лимфа. Она сопровождает «товары» и после обмена в тканях фильтруется в лимфатическую (финансовую) систему, с тем, чтобы «институты», направили её вместе с товарами к следующему обмену в тканях.

Закончим на этом с «организмикой» и возвратимся к нашим экономическим схемам. На левой – процессы производства и торговли (сбыта), объединённые в институтах (законах, структурах, механизмах). На правой – соединение нормальной товарно-финансовой сферы и финансового пузыря через институты-фикс.


 

В малом круге обмена товаров деньги движутся быстрее, в том числе, чтобы обеспечить обменным ресурсом массу товаров. При экономическом росте в нормальной ситуации возрастает вместе весь «Экономический организм» (товарно-финансовая сфера), то есть одновременно и согласованно оба круга: производственный и торговый.

Посмотрим, как на схеме отражается этот процесс. Вообще, при том, что экономика постоянно изменяется, «дышит», соотношения макро-параметров в ней достаточно стабильны на отрезке в недели (конечно, если не война, и не катастрофа). Это означает, что на схеме соотношение величин 2-х кругов достаточно стабильно для конкретной экономики. Теперь, на величину «впрыснутых» инвестиционных денег увеличивается внутренний круг. Деньги, проходя цикл инвестирования, увеличивают новыми продуктами и оборот во внешнем круге. Система приходит в новое динамическое равновесие в новой точке роста… Можно вполне представить, как согласованно «дышит» эта схема. Вот только не хочется, чтобы она двигалась в обратную сторону, сторону сжатия экономики. И не желательно, чтобы при прочих равных условиях, вдруг начал разбухать внутренний круг…

А теперь – случай «финансового пузыря» II типа.

При создании (именно, целенаправленном создании, к чему относится и царящее в обществе целеполагание, смыслознание) этого пузыря сначала формируются соответствующие институты, через которые и происходит выдувание и управление. И что не менее важно, осуществляется контроль (до поры, до времени) за сообщением между нормальной экономикой и пузырём.

Как говорилось, выше «экономических институтов» находится «социальный мозг», то есть «социальные органы» регуляции на основе надэкономических ценностей, на основе смыслов и ценностей. Так вот здесь «навязанные институты замещения» (институты-фикс) раздувают свою деятельность как раз в сторону головы…, в свою очередь замещая настоящие ценности эфемерными, поддерживая «опухоль мозга».

Даже управляемое сдувание пузыря, то есть возвращение к реальной стоимости переоцененного имущества и сжигание вложенных в эти акции реальных средств вкладчиков, означает потрясение. Но ведь после определённой величины такой пузырь сдуть невозможно. Он может только продолжать свой рост (если только выпущенные в мир эти «бухгалтерские расписки» не уничтожить, например, войной). Продолжать с тем, чтобы подчинить статичный мир, а потом продиктовать свою волю. Если мир согласится, если он от страха не лишился собственного движения и разума, собственного пути…

                                                                      2

Реальный смысл «некого пузырения» по 1-му типу – это инвестиционные программы. Об этом мы ещё будем говорить в конце. И некая альтернатива такого способа «пузырения» – «целевые инвестиционные деньги», чётко (через технологию эмиссии и погашения) связанные с будущим производством. Расскажем немного об этом выдержкой текста 2-х летней давности. Содержание её не устарело, так что ж писать ещё раз то же самое; тем более что та публикация связана и с нынешней историей, как её начало.

А начало было на сайте АПН, где 05.10.2007 была опубликована статья П.Полуяна и А.Отырба «Тайна нематериальных активов». Её призывы «раскручивать процесс капитализации, ничего не опасаясь» вызвали рефлексию в виде текста «Капитализация НМА, инвестиционные механизмы и состояние социума». Выдержку из неё и приведём.

 

«Инвестиционные деньги – это целевые деньги. Они должны пойти на приобретение оборудования, это - во-первых. Во-вторых, их должны желать предприятия. Ну и, в-третьих, государство, выпуская их, должно их и «адсорбировать», причем это должно происходить на коротком цикле, желательно, после одного инвестиционного акта; не надо им ходить, как векселям, как квази-расчетным средствам. Как это сделать?

Например, так. Государство должно принимать выпущенные «инвестиционные ассигнации» в уплату налогов (с определенной диверсификацией по их видам) и других платежей 1, причем с увеличивающим «дисконтом», например в 5%. То есть такая ассигнация, является бонусом за инвестиции. А еще за качество оборудования (наших производителей 2), которое будут приобретать «капитализировавшиеся» на эти «инвест-ассигнации». Понятно, что «инвестиционные деньги» будут находиться на своих расчетных счетах.

А как попадают эти ассигнации на рынок, как размещаются? Здесь есть варианты, причем оба - с компенсацией для бюджета. Первый вариант: они могут приобретаться инвесторами с увеличивающим «дисконтом», который может быть достаточно большим. Второй вариант: ими не менее, чем в определенной пропорции, «капитализирующиеся» обязаны будут замещать средства от эмиссии акций (опять же с увеличивающим дисконтом). В обоих случаях приобретенные у государства «инвестиционные облигации» первоначально могут идти только на покрытие сделок с акциями. Технически это не трудно. Можно найти другие варианты в зависимости от государственной политики.

А можно поискать и другие механизмы «инвестиционных денег», эмитируемых государством…

И еще вопрос. А нужна ли капитализация?.. Но как же без нее, если она дает инвестиционные ресурсы, если она неразрывно связана с акционерной формой собственности?.. Капитализация определяет идеологию конкретной модели экономики, в данном случае – капиталистической. Понятно, что, имея разные механизмы, модель может оказаться разной. И именно механизм получения инвестиционных ресурсов под инновации фактически собирает в себе и определяет модель экономики… То есть, имея механизм получения инвестиционных ресурсов, минуя капитализацию, мы получаем другую модель экономики – не-капитализм?..

А можно ли придумать другой эффективный механизм получения необходимой массы инвестиционных денег, денег под развитие?

 Главное в таком проектировании – соблюдение тех отношений/прерогатив государства, которые ставились в верхних вопросах и в перечислениях, во-первых, во-вторых, в-третьих. И мы еще подойдем к этим общим ограничениям, когда затронем вопросы инфляции. Потому что корректные деньги - это неинфляционные деньги.

…Спекулятивная экономика, хрематистика способна всё исказить и привести к падению.

И смотря отсюда, появляются вопросы по капитализации НМА в России. Чьи и когда появятся эти деньги, покупающие инновационные предприятия? Едва ли деньги здесь не пахнут… Принесут они России развитие или больше переложат чужие проблемы, еще больше привязав к виртуальным экономикам, и качая туда «обеспечение» для финансовых бумажек?

Не всё ли нам равно? Ведь деньги то получены, и можно развиваться… Я думаю, что обстоятельства здесь будут очень конкретны. Не всегда будет благом получить пустые деньги на краю кризиса. Тем самым не просто предоставить кому-то тихую гавань, а посадить его на идущий вперед океанский лайнер…

Мировая финансовая система катастрофически больна. Мы остаемся в ней. И мы несем на себе всю ее нынешнюю и будущую тяжесть. Не мы это создали, но и мы это несем…

И первым шагом к капитализации по НМА должна бы быть нормализация денежной системы. Получать капитал можно только в «дееспособной» валюте и денежной системе, нацеленной на промышленное воспроизводство, промышленный оборот.

Необходимо составить определение «спекулятивной экономики» и научиться выставлять барьеры защиты своего социального здоровья. Спекулятивная экономика настроена на перетекание ресурсов за счет разницы соответствующих экономических величин. За счет «разницы давлений», «качелей». И эта «разница давлений-качелей» создается и поддерживается искусственно все новыми и новыми экономическими инструментами. Но суть которых одна – вовлечение в спекулятивный оборот (теперь виртуальный) с контролем на своей стороне (например, в пространстве своей валюты) и неизбежное обрушение. По времени действия, по вовлеченным экономическим факторам они могут отличаться. Но качество, но конечный итог «развития» - один. «Заразность» такой паразитической экономики в том, что она заставляет другие экономики неизбежно (ведь экономики – это не Субъект, при оппозиции нужна осознанная воля) вовлечься, последовать, выровнять свои условия под «ведущую экономику» и тем уже проиграть.

Сейчас мир готов быстрее осознавать такие игры. Но их надо остановить в принципе. Необходимо определить базовые основы здоровой экономики, «созидательной экономики»… Что в экономике можно, а что нельзя? Где есть правда, а где ее нет? Где есть жизнь, а где притворство ее? Где развитие, а где спекуляции и рвачество?

В экономике сегодня очень легко перепутывается это. Потому  лозунг разведения экономики и идеологии, лукав! Идеология не существует без социума, и социум – без идеологии. Более того, идеология и социум не могут бытийствовать ни на каких иных основаниях, как на национальных и цивилизационных; то есть идущих от человека, но и поднимающих человека. А вот идущая от экономики – это уже другая идеология. Здесь то и лукавство. Ревнители «суверенитета экономики» пытаются отвести от своего интереса как раз настоящую идеологию, замещая ее своей. Плохо, что разные по качеству идеологии мы не можем пока назвать разными словами.» (Фундаментальную идеологию, необходимую обществу и человеку, чтобы не распадаться, можно называть смыслологией. – А.С.)

В этом же номере журнала перед текстом А.Отырба опубликован текст его давнего со-автора П.Полуяна «Горящая кровь экономики», посвящённый новой политэкономии на основе настоящего источника стоимости – энергии. В нём даётся ссылка на интересную книгу В.А.Бубнова «Антимарксизм. Критика трудовой теории стоимости К. Маркса или о том, как пролетариат эксплуатирует капиталистов», С-Пб., (1999). Там же даётся хорошее определение: «…Глобальная экономика является… динамической диссипативной структурой, функционирующей на основе энергетического потока, идущего от солнца». А в конце задаётся светлое будущее: «Создадим научную политэкономию, отрегулируем экономический и финансовый механизмы мировой системы. Построим глобальные институты, препятствующие убийцам и фанатикам, законами ограничим притязания паразитов и властолюбцев. Так что, если сами себя со света не сживем – можем существовать неограниченно долго…»

В последних же частях текста говорится следующее.

«…Заманчиво звучит предложение создать энерго-информационную научную экономику, но как к этому подступиться…

…Повышение предпринимательской активности <создаёт> основу для новой роли рынка ценных бумаг, который стал машиной по производству инвестиционных ресурсов. И сейчас точно так же: вливая энергетическую кровь в экономику,


                                      

3

О чём может говорить такое «творчество»? О многом. Ну, например, о настойчивости или об уверенности в правоте… Тогда совсем немного потратим время на сам текст А.Отырба.

«Дешевеющий капитал вынужден в поисках мест приложения уходить во все более рискованные проекты, в том числе инновационные, стимулируя этим и развитие передовых технологий, а так же общий экономический рост государства.»

Вообще-то надувание пузырей происходит после инновационной фазы, в конце Кондратьевских циклов (как было в 2000-х), когда в осуществлённых и уже массово воспроизведённых инновациях соответствующего технологического уклада уже нет желанной прибыльности вложений.

Далее автор говорит о «плановой стерилизации» пузыря. И она, по содержанию текста, есть суть, задача и тайна «методологии создания дешевых финансовых ресурсов и капиталов, обеспечивающих высокий уровень экономической и политической конкурентоспособности развитых государств, где пузырь является лишь одним из звеньев технологической цепи.»

А технология этой «стерилизации» – и есть, видимо, содержание будущего бизнес-проекта, к которому нас подталкивают… Знаете, даже если бы устраивали цели этого проекта, то пока я в своём уме, невозможно мне поверить в её какую-то плановость. А доказательств нет.

И едва ли существующие эмитенты фиктивных капиталов создают их для того, чтобы «создать полноценный внутренний рынок, развитую экономику и качественную среду обитания; реализовывать более масштабные социальные программы…» и так далее. И едва ли, кто пустится в это капиталоделание с такими целями, сможет этого достичь!

А каких контраргументов заслуживает утверждение, что «фиктивные капиталы …обладают большей созидательной силой в качестве творческого инструмента»?...


Рецензенты текста А.Отырба чётко указали на спутывание товарных и фондовых (финансовых) рынков, товарооборота и оборота капиталов. Я понимаю вежливость рецензентов. Мне же в цепочке рассуждений автора это более представляется целевым спутыванием, нежели оговоркой.

«…предназначением пузыря является увеличение товарооборота, биржи для этой цели подходят идеально». И далее. «…оборот ценных бумаг и деривативов позволяют достичь объемов, которых невозможно обеспечить на рынке потребительских товаров. А именно увеличение товарооборота и является целью накачки пузыря…»

Это обычные фокусы по подмене понятий, а затем смыслов.

А дальше уже на построенных словесных подмостках идёт массированный эквилибр.

«Поскольку обслуживание растущего товарооборота требует соответствующего объема денежной массы, у эмитента денег (в большинстве случаях государств) появляется возможность для увеличения объемов эмиссии. И чем больше пузырь, тем она масштабней, следовательно, больше доход сил контролирующих эмиссионный центр. В случаях, когда им является государство, у него появляется значительно больше возможностей для решения своих задач.»

При этом в конце, как и должно быть - бравый патриотический аккорд.

…Надувать <пузыри> нужно не внешними капиталами, позволяя им снимать сливки с российской экономики, а исключительно, с помощью национальной валюты (в противном случае, смысла в них нет никакого). А это требует наличия суверенной финансовой системы, восприимчивой к инновационным методам капиталообразования.»


Это стиль, стиль из «сетевого маркетинга»… И о нём мы предупреждали год назад в тексте «Осторожно: красивые слова».


А вообще, автором предлагается просто экономически оценить Россию, выпустить под её экономическую стоимость разные бумаги и зажить припеваючи от огромных финансовых возможностей… Наверное, можно не говорить, что права на Россию могут перейти вместе с бумагами туда, где больше напечатано денег и более хваткие зазывали. Но Вы подумайте о самой постановке вопроса!

Россия, как просто часть глобального рынка, становится окраиной, нужной только своими ресурсами и соответствующим количеством обслуги. Никому не нужны и не будут здесь сохранены трудовые традиции, трудовая культура, промышленная культура… А это – часть самой русской цивилизации, без чего она быстро будет деградировать. Ценна сама Россия. А не её оцененные кем-то какие-то экономические возможности. Или кто-то думает, что оценив Россию, как экономику, и выйдя с этим на внешний рынок, здесь что-нибудь кроме экономически целесообразного останется?

Этот текст и опыт общения позволяет мне сделать следующие выводы.

Текст А.Отырбы я расцениваю, как провокационный и искусительный. Он написан, по-моему, с теми целями, чтобы спровоцировать отпускание наших цивилизационных тормозов, и в последней погоне за маячащей «желтизной и зеленью» потерять Россию окончательно. И сделать на этом бизнес.

 


Tags: Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment