al_lobanov (al_lobanov) wrote,
al_lobanov
al_lobanov

Борьба за веру Христову



Конечно, за веру Христову можно бороться, но нужно понимать всю величину страдания, на которую тебя обрекает борьба с двумя вещами. Во-первых, со здравым смыслом, во-вторых, с эволюцией, потому что мы живем в постклирикальную эпоху. Что это значит? Это означает, что вера любая зиждется на идее бессмертия, на том, что каким-то образом смерть не конечна. И любая религия, когда бы она ни возникала, строилась на этом. Одного бога можно задобрить, другой бог требует определенного кодекса поведения, в общем можно что-то сделать, и ты не умираешь. Ты либо реинкарнируешь, либо каким-то образом попадаешь в чистилище, и там тебе по твоим делам воздастся. Ты будешь отправлен либо в ад, либо в рай. Таковой была картина долгое время, и она крайне помогала выжить людям, потому что жизнь в осознании мысли, что будет только смерть - абсолютно ничто. Она абсолютно не переносима. Была огромная выдающаяся эпоха, когда конкурировали между собой, впрочем не совсем свободно, несколько религий, и когда выяснилось, что наиболее эффективной с этой точки зрения религией для развития наук, для формирования искусств, вообще для всего на земле, для того, что мы называем развитием цивилизаций, была Западная христианская церковь, которая переживала эпоху реформации и т.д., но именно она обеспечила колоссально многое. 
Сегодняшняя борьба Русской православной церкви - это не просто борьба за веру. Просто борьба за христианскую веру означала бы наше возвращение в век Возрождения, т.е. в век до просвещения, до того века, который был назван «французским веком просвещения». И, возможно, для кое-кого, кто находится на более низкой генетической ступени, это было бы не так плохо. Но сегодня РПЦ, которая борется за веру, она еще борется за идею либерализма, там это совершенно четко прослеживается. А идея либерализма - это и есть идея христианства в постклирикальную эпоху. Церковь выполнила свою роль неких строительных лесов. А храм, который можно при желании называть храмом Христовым, а можно называть храмом Познания или, там, храмом Искусства. Каждому своё. Он строится и будет продолжать строиться до тех пор, пока живо человечество или пока человечество не выкует себе на смену какой-нибудь новый вид. Сегодня борьба за православную веру против ее поругания фактически превратилась в борьбу за откат назад, это закрытие глаз, попытка сделать вид, что не было последних там трех веков существования человечества, в том числе и последних веков развития России. Меня пугает это. Это можно называть мракобесием, можно более мирным термином, но меня пугает именно это. Меня это пугает в гораздо больше степени, чем прикрытие чьих-то персональных грехов, потому что когда человек бывает схвачен за руку, точнее за то запястье, на котором у него дорогие часы висят, или врет – это, грубо говоря, с каждым бывает. Клинтон тоже врал о том, что у него происходило с Моникой. И вину ему поставили не то, что происходило с Моникой, а то, что он врал, потому что он давал присягу не врать. Но Клинтон, будучи пойман на вранье, все-таки не пытался представить кампанию против себя как кампанию против либерализма, которую ведут гнусные коммунисты, исламисты или кто-то еще. А вот когда человек, будучи схвачен за руку, пытается обернуть это кампанией не против него, а против всей церкви, каких-то злобных либеральных сил, которые и есть наихристианнейшие силы сегодня - это меня довольно здорово пугает. 
РПЦ, с моей точки зрения, переживает новый синодальный период, т.е. она фактически является отделом администрации президента, отделом Кремля. Люди там, наверное, для организации использовались другие, потому что церковь иерархическая структура, и можно просто дать команду вывести столько-то прихожан, не говоря уже про клир, они просто обязаны выходить. Я думаю, что методы тут использовались принципиально другие, но по сути - это демонстрация... Что у нас есть столько людей, давайте силушкой померяемся, вон сколько за нас. Даже особенно не отличается от митингов на Болотной площади, с одной только поправочкой, там выходили свободно организующиеся люди, а здесь выходили организуемые сверху. У Коли Ускова на сайте «Сноб.ру» был очень хороший репортаж с празднования Пасхи на площади святого Петра в Ватикане, где он писал, что там становится понятно, церковь - это не иерархия, церковь - это совместная молитва людей, верящих в одно и то же. Это называется почувствуйте разницу. Одно дело, когда тебя сгоняют верить и требуют на защиту чего-то, а другое дело, когда люди собираются свободно и свободно общаются. Да, это грандиозное отличие от церкви синодального типа. От свободной церкви, которая, впрочем тоже, с моей точки зрения, отжила. Все церкви мира своё отжили.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments